«Дракон» некое воплощение зла, принимающее различные формы. Пьеса Евгения Шварца с подзаголовком «Антифашисткая сказка 1943» была запрещена после премьеры в Ленинградском театре комедии. То что тоталитарное государство  — родина запретов известно. Но что же такого было в этой пьесе, что ее нельзя посмотреть советскому человеку?  Ответ прост — это не антифашистская, а антисоветская сказка.

Но прошло время, и все же пьеса Шварца была разрешена. Были и фильмы, и спектакли в театрах разных городов. Но один спектакль зрители не увидели. Его готовили к постановке в Ленинградском театре-клубе «Суббота.» Ни кто спектакля не запрещал, но «Дракон» сущность вне времени, и в семидесятые имел не менее страшное чем тирания воплощение — равнодушие. И для постановки нужно было переписать текст пьесы. Но этого не случилось. Остались только песни Михаила Трегера к так и не поставленному спектаклю. Одна из них должна была завершить спектакль.

 

Финальная песня сказочного персонажа.

Мягкой тряпкой с лица стерт изысканный грим,
Разбрелись театралы по кельям квартир.
Говорят, все дороги ведут только в Рим,
А моя вот, смешная, ведет прямо в мир.
Я скитаюсь по свету, не рыцарь не бард,
В долгих поисках кратких мгновений добра,
Говорят, доброта крайне редкостный дар,
Значит есть исключения, я этому рад.Только быстро иссяк путеводный клубок,
Опускается занавес, словно топор.
Говорят добрым молодцам сказка урок,
А моя вот смешная, как видно, укор.

Покрывалом взмахнет в небе звездный прибой,
И укутает тени минувшего дня,
И уйдут все, кто нынче играет со мной,
Не уйдет только тот, кто играет в меня.